Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Голограмма вошла в плоть нашей чувствительности

84837c6f-4617-48bd-9250-19f7cb9e735a (466x700, 225Kb)
Чтение с экрана осуществляется отнюдь не глазами. Это, по сути ,нащупывание пальцами, в процессе которого глаз двигается вдоль бесконечной ломаной линии. Того же порядка и связь с собеседником в процессе коммуникации, и связь со знанием в процессе информирования: связь осязательная и поисковая.
Голос, сообщающий информацию о новостях, или тот, который мы слышим по телефону, есть голос осязаемый, функциональный, ненастоящий. Это уже не голос в собственном смысле слова, как и то, посредством чего мы читаем с экрана, нельзя назвать взглядом.
Изменилась вся суть чувствительности. Осязаемость не является более органически присущей прикосновению. Она просто означает эпидермическую близость глаза и образа, конец эстетического расстояния взгляда. Мы бесконечно приближаемся к поверхности экрана, наши глаза словно растворяются в изображении. Нет больше той дистанции, которая отделяет зрителя от сцены, нет сценической условности. И то, что мы так легко попадаем в эту воображаемую кому экрана, происходит потому, что он рисует перед нами вечную пустоту, которую мы стремимся заполнить. Близость изображений, скученность изображений, осязаемая порнография изображений…
Но на самом деле они находятся на расстоянии многих световых лет. Это всегда лишь телеизображения. То особое расстояние, на которое они удалены, можно определить, как непреодолимое для человеческого тела.
Языковая дистанция, отделяющая от сцены или зеркала, преодолима и потому человечна. Экран же виртуален и непреодолим. Поэтому он годится лишь для совершенно абстрактной формы общения, каковой и является коммуникация.
В пространстве коммуникаций слова, жесты, взгляды находятся в бесконечной близости, но никогда не соприкасаются. Поскольку ни удаленность, ни близость не проявляются телом по отношению к тому, что его окружает, и экран с изображениями, и интерактивный экран, и телематический экран — все они расположены слишком близко и в то же время слишком удалены: они слишком близко, чтобы быть настоящими, ибо не обладают драматической напряженностью сцены, и слишком далеко, чтобы быть вымышленными, ибо не обладают свойствами, граничащими с искусственностью. Они создают, таким образом, некое измерение, не являющееся человеческим, измерение эксцентрическое, которому соответствуют деполяризация пространства и неразличимость очертаний тела.
Нет топологии прекрасней, чем топология ленты Мебиуса, для определения этой смежности близкого и далекого, внутреннего и внешнего, объекта и субъекта на одной спирали, где переплетаются экран нашей вычислительной машины и ментальный экран нашего собственного мозга. Именно такова модель возвращения информации и коммуникации на круги своя в кровосмесительной ротации, во внешней неразличимости субъекта и объекта, внутреннего и внешнего, вопроса и ответа, события и образа и т. д., модель, которую можно представить только в виде петли, подобной математическому знаку бесконечности.

То же самое происходит и в наших отношениях с «виртуальными» машинами. Человек Телематический предназначен аппарату, как и аппарат ему, по причине их сплетенности друг с другом, преломления одного в другом. Машина делает лишь то, чего от нее требует человек, но взамен человек выполняет то, на что запрограммирована машина. Он — оператор виртуального мира, и, хотя с виду его действия состоят в приеме информации и связи, на самом деле он пытается изучать виртуальную среду программы подобно тому, как игрок стремится постичь виртуальный мир игры. Например, при использовании фотоаппарата виртуальные свойства присущи не субъекту, который отражает мир в соответствии со своим видением, а объекту, использующему виртуальную среду объектива.
В таком контексте фотоаппарат становится машиной, которая искажает любое желание, стирает любой замысел и допускает проявление лишь чистого рефлекса производства снимков.
Даже взгляд исчезает, ибо он заменяется объективом, который является сообщником объекта и переворачивает видение. Это помещение субъекта в "черный ящик", предоставление ему права на замену собственного видения безличным видением аппарата поистине магическое. В зеркале сам субъект играет роль своего изображения. В объективе и, вообще, на экранах именно объект приобретает силу, наделяя ею передающие и телематические технические средства.

Вот почему сегодня возможны любые изображения. Вот почему объектом информатизации, т. е. коммуникации посредством осязательных операций, сегодня может быть все, что угодно, ибо любой индивидуум может стать объектом коммутации согласно своей генетической формуле. (Вся работа будет заключаться в том, чтобы исчерпать виртуальные возможности генетического кода; в этом — один из главных аспектов искусственного разума.)
Более конкретно это означает, что нет больше ни действия, ни события, которые не преломлялись бы в техническом изображении или на экране, ни одного действия, которое не испытывало бы желания быть сфотографированным, заснятым на пленку, записанным на магнитофон, которое не стремилось бы слиться с этой памятью и приобрести внутри нее неисчерпаемую способность к воспроизводству.
Нет ни одного действия, которое не стремилось бы к совершенству в виртуальной вечности — не в той, что длится после смерти, но в вечности эфемерной, созданной ветвлениями машинной памяти. Виртуальное принуждение состоит в принуждении к потенциальному существованию на всех экранах и внутри всех программ; оно становится магическим требованием. Это — помутнение разума черного ящика.
Это точка катастрофы и виртуальной пандемии
По материалам Бодрийяра

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Зачем люди заклеивают камеру телефона?

150515578_IMG_20190913_220139 (622x700, 34Kb)
Селфи и тот гаджет, с помощью которого оно делается, то есть смартфон, позволяют раскрыть одно до сих пор упускаемое измерение взгляда—его травмирующая неизбежная вездесущность.
Субъекту не скрыться от наставленного на него взгляда. Этот взгляд вмонтирован в структуру человеческой субъективности подобно тому, как камера вмонтирована в корпус смартфона.
Субъект уже изначально «дан к рассмотрению ,он изначально существует в режиме того, кто рассматривается;
«возможность быть увиденным другим.это постоянная реальность субъекта. Взгляд—это постоянное напоминание о том, что …я уязвим, что я имею тело, которое может быть ранено, что я занимаю место и ни в коем случае не могу избежать пространства, в котором я беззащитен, короче говоря, я рассматриваюсь
…Если вижу я из одной-единственной точки, то на меня, поскольку я существую, взгляды устремлены отовсюду Новые технологии в буквальном смысле материализуют эти на первый взгляд странные тезисы. Практически каждую секунду на нас наставлен фиксированный немигающий взгляд — при этом в данном случае не виртуальный, а вполне физический, материальный. Это взгляд, в частности, той камеры, которая есть
сегодня практически в каждом телефоне. Этот взгляд, который мы по большому счету никогда не можем полностью контролировать. Мы не знаем или не доверяем до конца нашему знанию о том, работает или нет в данный конкретный момент та камера телефона, которая наставлена на нас, пока мы, например, листаем
ленту «Фейсбука» или же проверяем электронную почту. Невыносимость этого незнания, являющаяся, судя по всему, проявлением более фундаментальной тревоги по поводу всегда наставленного
на нас «виртуального» взгляда, приводит к таким странным явлениям, как массовые попытки людей заклеивать камеру телефона,чтобы иметь возможность расклеить ее только тогда, когда они уверены, что их можно снимать, видеть. Субъект в буквальном смысле не понимает, кто именно смотрит на него из этой черной
дырочки и что этому возможному наблюдателю надо—что именно он хочет увидеть? Вдруг он хочет увидеть меня, когда я голый, или в туалете, или еще в каком-то неприглядном виде. Эта всегда
присутствующая возможность быть застигнутым врасплох есть выявление травмирующей зловещей природы взгляда.
Никто лучше Жан-Поля Сартра не описал это зловещее измерение взгляда. Пока я один—мир принадлежит мне, я центр мира, упорядочивающий все окружающие меня объекты: эта вещь от меня в десяти метрах, а эта—в пятнадцати. Но как только появляется Другой, его взгляд касается меня через мир и является преобразованием не только меня, но полным изменением мира. Я рассматриваюсь в рассматриваемом мире. В частности, взгляд другого,то есть взгляд рассматривающий, а не рассматриваемый, отрицает мои расстояния до объектов и развертывает свои собственные расстояния
Мой мир как бы дает трещину и начинает утекать от меня к Другому, который является его центром; это мир, в котором я сам становлюсь объектом, обретаю внешние очертания, образ, над которым я в итоге не властен. В этом смысле субъект перед лицом Другого всегда как бы раздваивается—я-для-себя и я-для-другого.
Эта всегда существующая возможность превращения в рассматриваемый объект, открытый для взора Другого, открывает одну из констант человеческого существования — стыд.
Чистый стыд не является чувством быть таким-то или таким-то
заслуживающим порицания объектом, но вообще быть каким-то объектом, то есть признать себя в этом деградированном бытии зависящим и застывшим, каким я есть для Другого
То есть стыд возникает не по поводу конкретного конфуза, в котором меня застает взгляд конкретного другого, но от самого факта того, что этот Другой вообще есть и, соответственно, есть вообще моя возможность быть объективированным Другим. В этом смысле, , речь идет не просто о стыде, но о фундаментальном стыде.
«Ад—это другие»,—гласит знаменитый афоризм Сартра Мы все палачи друг для друга. Взгляд Другого стыдит меня, вызывает во мне смущение, заставляет меня прятаться от этого взгляда (заклеивать камеру телефона), но совсем избежать его оказывается невозможно: почему-то люди лишь заклеивают камеру, а не выкидывают свои смартфоны…
Травмирующее, стыдящее измерение взгляда Другого запускает серию защитных механизмов, направленных, в частности, на объективацию Другого.
Согласно одному из исследований, больше половины россиян боятся слежки, каждый четвертый заклеивает объектив камеры на ноутбуке, а 5 процентов — в том числе и камеру телефона

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Селфи это ключ к пониманию призрачных сущностей внутри нас

51cde4f8-1601-4bcc-8b2e-8d331ad74cb8 (393x700, 58Kb)
Проделанныйнами раньше анализ селфи еестественным образом провоцирует критику в феминистском ключе
Известны расхожие стереотипы:женщина должна все время смотреть на себя. Она практически постоянно сопровождается своим собственным образом самой себя.
То, какой она предстает для других и в конечном итоге то, как она предстает для мужчин, является ключевым
критерием для оценки ее успешности в жизни. Ее собственное существование в-себе вытесняется существованием в режиме быть-оцениваемой-другими
На это вполне резонно можно возразить: разве мужчины не делают селфи?! И разве нет женщин, которые принципиально отрицают это существование в режиме «бытия-оцениваемой-другим»?!
Есть особая женская логика, не укладывающая в стандартную классическую логику, например, с ее законом исключенного третьего, но за счет своих особенностей именно «женщина, а не мужчина со всеми ее особенностями раскрывает природу субъекта гораздо лучше, чем это делает мужчина.
Мы видим ,сравнивая,то скрытое удовлетворение, которое субъект получает, находясь под взглядом и будучи рассматриваемым, с удовлетворением, которое
…испытывает женщина, зная, что на нее смотрят, при условии, что делают это, не подавая вида ,что знают, что она знает, что на нее смотрят
Во-вторых , новые технологии — в данном случае смартфоны и их возможности по дигитализации субъекта—приводят вовсе не к трансформации природы человека, о чем так сильно любят беспокоиться консерваторы, но, наоборот, к выявлению этой природы. В частности, если наш анализ селфи верен, то селфи—это ключ к пониманию тех механизмов, тех виртуальных «призрачных» сущностей внутри субъекта, которые ранее предполагались лишь исходя из умозрительных рассуждений или же косвенных клинических свидетельств. Взгляд, который был ранее только неотъемлемым элементом устройства субъекта, оказывается теперь не просто некоей полагаемой
виртуальной сущностью, но чем-то вполне материальным, зримым, осязательным.
Субъект использует новые технологии не для трансформации своей природы, но для более явного ее выявления. Благодаря новым технологиям скрытые механизмы обретают плоть, во площаются, выводя на поверхность структуру субъекта во всей
ее сложности и многомерности. Ведь природа человеческого
субъекта не есть нечто известное, зафиксированное и подлежащее, соответственно, попечению и охране. Эта природа лишь выявляется с ходом развития технологией. Каждая новая технология, вступающая во взаимодействие с субъектом, есть выявление еще одной неизвестной или доселе лишь умозрительно
полагаемой грани загадочной субстанции под названием «природа человека»
Поскольку это еще неизведанная сфера, она используется тайно теми,кто уже много знает,в менталтном программировании масс.
Иллюминатами

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Отношения между двумя в состоянии любви

IMG_20200302_021719 (466x700, 23Kb)
Мысли фолософа Лакана о любви Гомо сапиенса
Любой влюбленный думает так
Поистине ужасно признавать факт, что во мне действительно есть сокровище и что я не могу от него избавиться. Вот почему идея сокровища во мне запускает механизм страха, поскольку, как отмечал Лакан, страх вызывает слишком тесная близость к объекту, а не его отсутствие.
Это сокровище – не тайный объект, который имеется у возлюбленного; истинное сокровище – это он сам / она сама. Другими словами, любовь возникает не тогда, когда любящий субъект отчаянно ищет в возлюбленном некое тайное сокровище. Любовь возникает, когда любящий субъект обнаруживает, что сокровище, находящееся в возлюбленном, – это лишь вводящий в заблуждение фетиш и что истинное сокровище – это хрупкий возлюбленный, озадаченный, сбитый с толку, неспособный связать свою субъективность с тем сокровищем, которое любящий видит в нем/ней
. В этой рефлексивной инверсии от объекта, скрытого в субъекте, к самому субъекту и состоит любовь, движение от слепого восхищения к любви.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Айсберг никогда не просит прощения

IMG_20200218_092406 (700x700, 65Kb)
Плохой план всегда идет по плану

Ничто то не ломается,что не было цельным

Дьявол живет в восприятии

Боеприпасы к дыханию дракона

Почему у нас стали психопатами те,кто желает мира во всем мире?

Интересный факт,что зарядка нашего смартфона в течении года стоит не больше доллара

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

У меня спрашивают,откуда чувство тплоты возле тебя происходит?

150265568_f61095645b4a4e948cf75b8bef8ed312 (466x699, 117Kb)
В человеческом тепле, связанном с добротой, постоянно развиваются «...существа огненной, тепловой природы, существа, хотя и живущие в современности, но такой структуры ... какой человек обладал на др. Сатурне». Они такой природы, но не с человеческим обликом. О них нельзя сказать, что они ужасны или прекрасны. О них можно судить с точки зрения элементарных существ, живущих в тепле. Но приблизиться к ним крайне трудно. Это, например, можно сделать, когда человек лежит в лихорадке, однако тогда он наименее объективен как наблюдатель.
Эти существа исключительно стыдливы и прячутся во внутреннее человека от взглядов других существ духовного мира. Если вы читаете какую-нибудь драму и она вызывает у вас действительные, не сентиментальные слезы, то тогда эти существа являются в вашем сердце, во всей груди и ищут защиты от других элементарно-духовных миров, от других существ тепла.
«Значительное отталкивание существует между нормальными тепловыми существами и этими, с исключительно сильным чувством стыда, существами тепла (связанными более с теплом самого человека, а не с объективным теплом в мире), живущими только в моральной сфере человека и убегающими от соприкосновения с другими духовными существами. Этих существ значительно больше, чем обычно думают, и именно они с энтузиазмом подвигают человека на морально доброе. ... И когда человек живет морально, то он стоит в связи, в бессознательной связи с этими существами.
Некоторые свойства этих существ таковы, что человек легко может неправильно понять все их царство. Ибо почему стыдятся эти существа? Они стыдятся по той причине, что весь остальной духовный мир элементарных царств, где находятся эти существа, их презирает, не хочет о них знать. Они чувствуют это, и поскольку являются презираемыми, то действуют в энтузиазме к добру.
Некоторых других свойств этих существ мне бы не хотелось касаться, поскольку человеческую душу сильно затрагивают такие вещи, как описания уродства паукообразных существ (действующих в красоте)
По высказыванию Штайнера

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Лестница сделала для прогресса больше,чем лифт

8be31dc5-0640-44f0-8a42-b9b629a4a5fb (586x700, 106Kb)
Искусство уходить от искусственного в нашей жизни

Времена иссстребляемой реальности

Числа растут из смысла

Смартфоны это новые няни

Не путайте жизнь с существованием

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

К чему в советских домах было отверстие вверху?

IMG_20190918_103346 (560x700, 125Kb)
Это древняя история. Связана с астрономией солнестояния
Позже это стали использовать масоны
Три года тому назад мы случайно набрели на два стоячих камня в овраге Рыбьем на Непрядве, возле села Монастырщина Кимовского района Тульской области.

Стоячими камнями оказались две крупных плиты песчаника, врезанные в землю миниатюрного амфитеатра на крутом склоне глубокого оврага. Одна из плит четко смотрелась врытым треугольником, светлеющим на фоне зелени травы; вторая, чуть пониже, производила впечатление грубо сработанной скульптуры лежащей коровы с головой, обращенной к треугольнику из камня.

Стоячие камни, скрытые от постороннего глаза в глухом овраге! Было от чего прийти в волнение. По приближении впечатление рассеялось. Про треугольник из старого песчаника (так и хочется сказать - замшелого) можно было сказать, и то глядя на него с севера, что это своеобразный треугольник, причем треугольник равнобедренный. Его высота - 0, 85 метра, длина основания - 2, 88 метра. Что же до второго камня, то это была бесформенная плита высотой в 2 метра и длиной 4, 5 метра. В верхней части плиты - изображение, похожее на перевернутую рыбу. Северная сторона плиты заросла доверху или, возможно, была завалена до половины и уже заросла позже. Треугольная плита была ориентирована вдоль плоскости точно с запада на восток: овальная - на несколько градусов к югу. Это были первые стоячие камни на исхоженном вдоль и поперек Куликовом поле. Сколько сотен лет тому назад вкопаны были эти камни, мы сказать не могли: под ногами лежал слой земли не меньше метра, а быть может, больше, тогда как на крутом овражном склоне, чуть выше, сквозь траву просвечивала глина.

Начались эксперименты. Способ экспериментов с макетом треугольника плиты на Солнце был выбран нами правильно. Треугольная плита оврага оказалась при проверке указателем тени "вечных" каменных солнечных часов типа треугольника, если бы, конечно, точка восхода не двигалась медленно, но неуклонно в результате прецессии земной оси с периодом в 25920 лет. При наблюдении над макетом нам удалось также понять, откуда на Руси такие низкие кровли в отличие от западных - высоких; почему в торцах крыш изб прорезалась круглая дырка, а иногда и в орнаментировке розеток в виде шести- и восьмиугольников, так называемых "громовых знаков"*. Затем нами были сконструированы протославянские, славянские, славяно-русские солнечные треугольные часы, какими они были тысячу лет тому назад. Описание к солнечным треугольным деревянным русским часам XVII века мы разыскали в описаниях русского астрономического общества. Это были русские деревянные треугольные солнечные часы с подвижной шкалой времени, с круглой большой дыркой в середине, маленькой - в одном из ребер, с нитью и гирькой отвеса. Калибровка часов производилась по высоте Солнца в полдень дней равноденствия для данной местности. Свое конечное воплощение русские деревянные солнечные часы нашли в солнечных часах академика Глазенапа - "солнечном треугольнике", в "солнечном кольце".
И все же треугольная плита оврага Рыбий оставалась камнем с загадочными свойствами. Дело в том, что в камне был воплощен равнобедренный треугольник с углом в 120° при вершине и 30° при основании. Кто же не знает, что треугольники подобного вида легко делятся на два прямоугольных треугольника, в каждом из которых сторона, противолежащая углу в 30°, равна половине гипотенузы? Две плиты типа треугольной равнобедренной плиты оврага Рыбий давали ромб, когда их сдвигали основаниями. Правильный ромб. Три плиты, составленные между собой основаниями, образовывали шестиугольник, как "громовый знак" или "знак Солнца" со вписанным в него равносторонним треугольником! Кто, когда и зачем с таким педантизмом упражнялся в геометрии на Куликовом поле? Ведь шестиугольник как определитель направлений на солнцевосходы и солнцезаходы в особенные дни относится к девятому тысячелетию. А треугольник с тупым углом в 120° может быть еще и указателем пределов угла между точками восходов солнца в дни зимних и летних солнцестояний! Кто вел если не систематическую геометрическую запись, то спорадическую (то есть время от времени) и почему вдруг прекращал ее? Можно спросить, а как, к примеру, было в Стоунхендже в Англии и в Силезии на горе Собутка? Ведь и там точно так же начинали как будто с вдохновением: тащили и перетаскивали с места на место гигантские глыбы песчаника, тесали их, ставили; одни валили прочь, оставляя здесь же, другие перемещали; не достраивали до конца, бросали, начинали снова.
Мы обследовали и раз, и два раза каменную свалку вдоль берега бывшего ручья Курцы, уходя по его течению все дальше. И наткнулись на камень еще более загадочный, про который сказать, какой он, лежачий или стоячий, было трудно. Местные жители зовут его "Цыганским". По внешнему виду это лежачий камень тонн на двадцать. Первое впечатление - на пологом склоне лощины бывшего ручья Курцы лежит белый череп гигантской лошади. Череп из песчаника. Отличает его ото всех прочих в мире камней, стоячих и лежачих, сквозное конусообразное отверстие. Можно головой влезть в такой "окуляр"! Головой! При этом видишь отверстие объектива, подобно широко раскрытому глазу птицы, на расстоянии в шестьдесят сантиметров от собственного глаза. "Глаз" ярко-голубой. А опустил голову чуть ниже, этот "глаз" сузится до аналога равнобедренной треугольной плиты оврага Рыбий на Непрядве. Теперь вводи в тупой верхний угол треугольного "объектива" "телескопа" край восходяще-заходящего Солнца, Луны, звезд, неподвижный участок звездного неба...

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Ночь делает свое дело

ebe3bc5f-f64f-498f-94fc-47723e530953 (393x700, 98Kb)
Новолуние этой раны

Все бутылки с посланиями,которые поглотило море

Река,в которой тают камни

Эпитафия "Прошу прощения за ужасную поэзию"

Совсем не умные часы

В те времена мы слушали цвета

Познай самого себя и забудь

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Совесть есть индикатор кармы

EBCnneWWkAEYuCa (525x700, 89Kb)
В будущем из совести станут рождаться образы кармических последствий совершённых поступков, а также (как стоящие в отдалении) образы других поступков, которые необходимо совершить, чтобы сгла­дить кармические препятствия.
Кто путем ясновидения достиг непосредственного знания о духовном мире, у того в земных жизнях, следующих за той, в которой он достиг этого знания, может выступить в душе воспоминание о предыдущей жизни, подобно тому, как в чувственном бытии появляется воспоминание о чем-нибудь пережи­том нами самими. Кто и без ясновидения, но с пониманием вникает в Духовную науку, для того это воспоминание наступает таким образом.,что его можно сравнить в чувственном бытии с воспоминанием о каком-нибудь событии, известном лишь по описанию
Состояние волос имеет отношение к карме

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru